Фестиваль «Rock-Line» («Рок-Лайн») — крупнейший российский рок-фестиваль, open air. Проводится с 1996 года.

ИсторияПремия «Латунный винт»СкверКомандаДля прессы      

                  

Rock-Line жив? Когда возобновится культовый прикамский рок-фестиваль

Елена Зорина-Новосёлова (на фото справа): «Исполнителем мемориального знака я видела только Алексея Залазаева (слева)». © / Станислав Ожигов / Из личного архива

Статья из газеты: Еженедельник "Аргументы и Факты" № 37 11/09/2019

Продюсер рок-фестиваля рассказала «АиФ-Прикамье», почему он не проводится уже два года, стоит ли ждать его возобновления и когда мы услышим инструментальную музыку на камне-бойце Стеновом?

«В этом доме с 1993 г. по 2004 г. жил и работал известный музыкант, продюсер и общественный деятель Олег Новосёлов», – гласит надпись на мемориальном барельефе, который в конце августа разместили на фасаде ддома № 21 по ул. Яблочкова.

С бронзового конверта-разворота пластинки улыбается сам основатель легендарного фестиваля Rock-Line. На памятный знак, который выполнил известный пермский скульптор Алексей Залазаев, буквально скинулись всем миром: деньги жертвовали друзья Олега, музыканты, общественные организации. А инициатором установки мемориального знака стала его соратница и вдова Елена Зорина-Новосёлова.

Миром правит любовь

«Меня до глубины души тронуло, когда 2 сентября на фоне доски фотографировались школьники с букетами. Замечательно, если это станет традицией. А когда открывали знак в память об Олеге, нам улыбнулась погода – выглянуло солнце. И в этом я вижу знак: мы сделали что-то важное и нужное. Всё, что делается в этом мире вечного и интересного, продиктовано любовью. И мысль разместить на фасаде нашего дома мемориальный знак родилась давно. Но у каждого проекта свой срок созревания. Понадобилось 15 лет с тех пор, как Олега не стало, чтобы появилась такая доска.

Исполнителем мемориального знака я видела исключительно Алексея Залазаева. Муж был знаком с ним. Мы, наверное, год только обсуждали, каким должен быть знак. На мой взгляд, получилось здорово. И мы создали интересный прецедент, когда такая монументальная скульптура появилась не в центре Перми, а в спальном районе. Надеюсь, это повлечёт к открытию подобных знаков. В нашем городе жили и живут много замечательных и достойных людей: учёные, изобретатели, инженеры, учителя, врачи и т. д. Обидно видеть, когда в память о человеке, много сделавшем для горожан, размещают похоронную доску с выцарапанными буквами на мраморе» –говорит Елена Зорина-Новосёлова.

Александр Переверзев, «АиФ-Прикамье»: Елена, ваше главное детище с Олегом Новосёловым – фестиваль Rock-Line. Он не проходит уже два года. Почему?

Елена Зорина-Новосёлова: Крайний (не последний!) фестиваль в Лысьве в 2017 году меня надломил психологически и подкосил финансово: не рассчитала затрат и человеческих сил – своих и команды. Мы впервые делали Rock-Line на выезде. В силу некоторых причин нам пришлось перенести его с традиционного места на Бахаревке, где уже всё было отлажено. Но тогдашний собственник земельного участ­ка варварски зашёл на территорию бывшего пермского аэродрома: вырыли котлован, вбили сваи и… разорились. И я не понимала, как технически возможно на выделенные из бюджета деньги провести фестиваль на Бахаревке. Поэтому пришлось временно увезти его в Лысьву.

– Почему именно туда?

– По нескольким причинам. Хотелось провести основной фестиваль на аэродроме, чтобы не потерять его смысл и девиз: «Rock-Line – твоя линия взлёта». Нам нужна была площадка с элементами и ассоциациями взлёта. И место бывшего аэродрома в Лысьве в этом плане тоже подошло. Была ещё одна важная причина. Rock-Line в переводе с английского – «линия камня». И на третий день фестиваля мы планировали организовать инструментальный концерт на камне-бойце Стеновом, недалеко от села Кын-Завод (входит в Лысьвенский округ, находится в 90 км от Лысьвы. – Авт.).

Эту идею я вынашивала года два. Сцена должна была расположиться на вершине Стенового, а площадка для зрителей – внизу, на противоположном берегу Чусовой. По нашей задумке, камень должен был «заговорить» и «рассказать» историю этих мест – от столкновения материков и пермского периода до пермского же звериного стиля, похода Ермака и горнозаводской цивилизации. Кульминацией должен был стать финальный концерт в сопровождении мощной видеоинсталяции. 

Там должна была звучать только инструментальная музыка. Я даже пригласила внука Льва Термена. Он приехал к нам, чтобы сыграть на Стеновом на терменвоксе (этот музыкальный инструмент изобрёл в 1919 году русский физик Лев Термен. – Авт.). Тогда этой идеей заразила всех – от команды фестиваля до музыкантов. Был такой драйв! Но мы предполагаем, а бог располагает. В тот июнь разверзлись хляби небесные, и Чусовая сошла с ума. Площадку для зрителей затопило. Даже старожилы не припомнили, чтобы в конце июня стояла такая высокая вода. Мы до последнего надеялись, что она спадёт. Но пришлось отменить концерт.

И это тоже психологически надломило меня. Хотя основной фестиваль на взлётке около Лысьвы прошёл замечательно. Но, повторюсь, это потребовало больших затрат сил и финансов. Всё-таки сложнее делать фестиваль не в своём городе. После Rock-Line в Лысьве поняла, что наступило время для паузы, перезагрузки фестиваля.

Сдержанный оптимизм

– Однако в конце 2018 года на сайте фестиваля появилась новость о приёме заявок от групп на Rock-Line-2019.

– Сайтом не я заведую. Возможно, ребята из нашей команды таким образом меня подзадоривали взяться за проведение Rock-Line. Но я им сказала, что я не камикадзе – делать фестиваль на запланированные 4 миллиона рублей.

-А они были запланированы в краевом бюджете?

-Да, их готовы были выделить на фестиваль в 2019 году. Но сделать качественный и интересный зрителю фестиваль на эти средства невозможно. Сегодня люди ездят повсюду, видят многое. И чтобы фестиваль был им интересен, он должен шагать в ногу со временем. Ты должен его менять, постоянно находиться в движении и придумывать что-то новое. А на это нужны деньги.

Так получилось, что с 2012 года у нас не стало возможности привлекать спонсоров. Тогдашний министр культуры Игорь Гладнев был категорически против того, чтобы спонсорами Rock-Line выступали пивные кампании, как это было раньше. А теперь скажите, какой рок-фестиваль без пива? Я поездила на массу рок-фестивалей и знаю, о чём говорю. Только у нас сложилась такая ситуация.

Признаюсь, пыталась привлечь других спонсоров, даже на производителя презервативов выходила. Но у крупных компаний головные офисы в Москве, им неинтересна пермская площадка.

– На прошлой неделе вы встречались с министром культуры края Вячеславом Торчин­ским по поводу фестиваля. О чём договорились?

– Встреча внушила мне сдержанный оптимизм. С учётом изменившихся процедур финансирования из бюджета. Понятно, что в следующем году организовать Rock-Line нереально, потому что бюджет уже свёрстан, его выносят на утверждение в Заксобрание. Поэтому будет время прописать концепцию фестиваля, чтобы провести его в 2021 году. Это было бы здорово, потому что получится символическая дата: через два года бренду Rock-Line будет четверть века.

Возможно, в следующем году удастся провести концерт на Стеновом в Кын-Заводе. Вячеслава Торчинского этот проект заинтересовал. Когда рассказывала про него министру, сама приободрилась. В 2017 году он ведь был практически готов, не хватило только хорошей погоды.

– Концепция концерта на Стеновом не поменяется? Только инструментальная музыка? Кого бы из музыкантов пригласили?

– Да, только инструментальная музыка. А пригласила бы того же Петра Термена. Потому что терменвокс в горах с их эхом – это срыв башки. Позвала бы замечательную гитаристку Лену Сигалову. У неё сейчас новая программа – она работает в другом образе и исполняет другую музыку. Видела её новый клип, он – замечательный.

Есть интересный инструментальный материал у лысьвенской группы «Лаборатория ветра». Кстати, ребята из этой группы во главе с Володей Белобородовым (лидер группы - Авт.), как только узнали об идее сделать доску в память Олега Новосёлова, организовали в Лысьве квартирник.  Концерт получился очень тёплый, домашний и трогательный по атмосфере. Музыканты говорили, как много для них значит «Рок-лайн» и Олег Новосёлов. Это безмерно тронуло меня. На этом концерте ребята пустили бонги по кругу: так у меня появилась первые деньги на мемориальную доску.

А вообще много есть прекрасных инструментальных коллективов из разных регионов, которые можно пригласить на концерт на Чусовой.

Домой, на Бахаревку!

– Сам рок-фестиваль в 2021 году где бы хотели провести?

– Хотелось бы вернуться на Бахаревку. К счастью, там сохранились взлётная полоса, рулёжка и поляна для городка. Конечно, придётся делать благоустройство и планировку заезда, решать вопрос с котлованом. Как вариант, его можно огородить плитами и пригласить граффитистов, чтобы они их раскрасили. Это органично вошло бы в концепцию фестиваля. Бахаревка – место намоленное, нахоженное. И удобное для проведения фестиваля в плане приёма музыкантов, зрителей.

Надеюсь, что напишу правильную концепцию. Rock-Line – всеядный фестиваль, и в этом его прелесть. Вижу, что происходит в мире музыки. Есть много интересного и разнообразного музыкального материала. Постараемся придумать интересные активности и постановочные истории для фестиваля.

При этом хотелось бы сохранить палаточный лагерь и бесплатный вход. Не всё в этом мире надо продавать – это же не концерт Стаса Михайлова. Кредо Rock-Line неизменно: дать широкой публике возможность услышать вживую качественные, но неизвестные группы. Хедлайнеры тоже будут: звёзды нужны для затравки зрителей, чтобы они пришли на фестиваль. И благодаря этому услышали что-то новое, открыли для себя классные группы.

-В хедлайнерах на «Рок-лайне» побывало немало известных российских рок-групп. С кем из них легче всего работалось?

-С Сашей Скляром (лидер «Ва-Банка» - Авт.), обожаю его. Серёжка Галанин – замечательный человек. Да вообще ни с кем из звёзд проблем не возникало.

-А забавные истории с ними возникали?

-Интересная история вышла с Женей Хавтаном из «Браво». Группа прилетела в Пермь, мы их заселили в гостиницу, всё замечательно. Им выступать только на следующий день. Но Женя неожиданно решил приехать на фестиваль в первый день. А его не пускают в зону для музыкантов и организаторов, потому что специального браслета нет.  Молодые охранники не узнали. Слава богу, его увидел Андрей Шмурай (пермский радиоведущий - Авт.) и провёл.

-Хавтан разозлился на такое отношение?

-Нет. Недоумевал, конечно. Но фестиваль ему понравился. Rock-Line всем нравится, кто на него приезжает. 

– Елена, давно не даёт покоя такой вопрос. Свердловск, затем Екатеринбург дали российской рок-музыке немало групп: «Наутилус Помпилиус», «Чайф», «Агата Кристи», «Смысловые галлюцинации», «Чичерина» и т. д. А Пермь таким и близко похвастать не может. Почему?

– Отвечу словами Саши Пантыкина, лидера экс-группы «Урфин Джюс». Однажды он сказал, что у каждого города – своя миссия. Екатеринбург дал такие культовые группы, а Пермь – фестиваль Rock-Line. Это был самый первый на постсоветском пространстве за пределами Москвы рок-фестиваль в формате open air.

– И последний вопрос: Rock-Line жив?

– Rock-Line – forever! Навсегда!