Фестиваль «Rock-Line» («Рок-Лайн») — крупнейший российский рок-фестиваль, open air. Проводится с 1996 года.

ИсторияПремия «Латунный винт»СкверКомандаДля прессы      

                  

Ведущий программы на телеканале «ВЕТТА»: «Для меня Rock-Line – это моя молодость, память, любовь, ощущение того, что и мы все еще живы»

Ведущий программы на телеканале «ВЕТТА»: «Для меня Rock-Line – это моя молодость, память, любовь, ощущение того, что и мы все еще живы»

Валерий Мазанов рассказал о том, как он впервые узнал о фестивале и почему Rock-Line жив, живет и будет жить

Сегодняшний гость рубрики – главный редактор издательского дома «Компаньон», ведущий программы «Лобби-холл» на телеканале «ВЕТТА» - Валерий Мазанов.

Когда Олег Новоселов впервые рассказал мне об идее фестиваля я, честно говоря, даже не понимал, что это такое до тех пор, пока он не пригласил меня в состав жюри. Поэтому для меня Rock-Line начался с того, что мы все сидели в арт-фойе гостиницы «Урал», которое тогда, может быть, так даже не называлось. Перед нами был большой стол, заваленный аудио- и видеокассетами с заявками (их было порядка 130). Жюри на тот момент состояло из Олега Новоселова, Олега Сухорукова (заместитель председателя Комитета по делам молодежи Пермский области), музыканта и продюсера Александра Пантыкина, ну вот и меня занесло...

Я совершеннейшим образом очумел от такого количества этих звуков и музыки. И хотя это «моя музыка» по сей день, но я даже не представлял себе этого обилия. Мы два дня все это отслушивали и отсматривали. До сих пор помню тюменскую команду «Дэн Шикльгрубер», которая закончила свое выступление на кузове грузовика тем, что солист у них оттуда свалился. Так или иначе, в результате этого двухсуточного «бдения» (кстати, Олег Сухоруков не выдержал, ушел раньше, сказав, что мы сами справимся), были отобраны команды для участия в фестивале.

И вот когда я увидел финал этой работы – сцена на крыше столовой гостиницы «Сталагмит», огромное количество народа со всех сторон, палаточный городок, Сылва — это произвело на меня неизгладимое впечатление. Это было мощно.

В дальнейшем, конечно, уровень фестиваля рос. Рос и уровень команд, технические возможности записи. Было больше заявок. И хотя больше в жюри я не работал, думаю, это был самый простой выбор — дальше отбирать достойных было сложнее. В нашем случае бывало, что ставишь кассету и меньше чем через 30 секунд понимаешь, что ее можно выключать после первого же аккорда, даже не перематывать. 

Что позволяет фестивалю уже 20 лет оставаться на плаву? Я не согласен с Борисом Борисовичем Гребенщиковым, и считаю, что рок-н-ролл жив, хотя мы, может быть, уже скоро будем нет… Мы же наблюдаем развитие этого направления музыкальной культуры в течение более 20-30 лет, и это только в нашей стране. Свердловскому рок-клубу в этом году 30 лет, но что такое эти годы по сравнению со всей историей рок-н-ролла, который зародился еще в 1950-х годах. Пусть не у нас, но до нас доходили какие-то веяния.

Да, пусть у нашего рок-н-ролла есть свои особенности, направления, команды, свой путь, но это не наше, не советское изобретение, мы его можем только воспринимать, модернизировать, адаптировать и т. д. Так вот, рок со всеми его ответвлениями, направлениями (джаз- рок, хард-рок, арт-рок, альтернатива, хэви-металл и др.) – это огромное мировое движение, целый пласт культуры. Даже Теодор Курентзис, когда рассуждал о музыке, говорил, что рок-н-ролл популярней класики, потому что это поистине народная музыка, в которой есть все – вдохновение, мелодика, социальный протест, лирика и каждый может найти для себя все, что угодно, с учетом многообразия направлений.

Поэтому рок-н-ролл жил, жив и будет жить. Мне кажется, он все еще развивается и будет развиваться десятилетиями.

То же самое можно сказать и про фестиваль Rock-Line. Да, в Перми проходит много событий. Одно время были какие-то десятки фестивалей, у половины из которых и названия-то уже не вспомнить. Были «привозные» сетевые проекты типа «Движения». А Rock-Line - это родное.

Поэтому, если говорить о необходимости Rock-Line для края, то достаточно задать себе вопрос: много ли сейчас в крае событий, которые могут быть сравнимы по истории, масштабу, охвату, популярности с Rock-Line? Может быть, я несколько субъективен, но если абстрагироваться от личных переживаний и отношения к фестивалю, есть цифры. Это десятки тысяч зрителей, это 20 лет истории, которые не выкинуть, это выпущенные диски, огромное количество команд, которые здесь побывали и рассказывают про Rock-Line по всей России и даже за рубежом. У фестиваля есть международные связи.

А лично для меня Rock-Line – это моя молодость, память, любовь, ощущение того, что и мы все еще живы, и город наш все еще жив, и что у нас впереди еще много чего интересного.

Поэтому мне кажется, даже не стоит вопрос: нужен он или нет? Стоит вопрос, в каком направлении его развивать? И это уже вопрос к Елене Зориной-Новоселовой, так как основное понимание и знание находятся в ее голове. Ну и к тем, конечно, кто говорит, что заинтересован в развитии, позиционировании Пермского края в целом, и его культурной составляющей в частности.

В 2011-2013 годах у фестиваля были дополнительные площадки в территориях края, и это своего рода вектор углубления Rock-Line. Есть огромное количество талантливых ребят, которые живут не в Перми, а в Березниках, Лысьве, Соликамске и т. д. Есть огромное количество ребят, которым нравится рок, и они просто живут и его слушают. Я бы сравнил это все с футболом: мы все время говорим о необходимости развития детских дворовых площадок, чтобы выявлять таланты. Здесь - то же самое.

Помимо этого у такой выездной площадки есть перспектива для развития событийного туризма. Тому есть примеры и у нас в крае. Скажем, кунгурский фестиваль «Небесная ярмарка»: накануне его проведения невозможно заказать номер в гостиницах Кунгура. Rock-Line – это тоже прекрасный элемент развития территории, «вдыхания» в него жизни. К слову, Верхняя Губаха - город-призрак, заброшенная территория, задышала по-новому, когда вся эта молодая энергетика туда приехала.

Мне подарили фотоальбом, выпущенный к юбилею фестиваля «Rock-Line: исповедь одна на всех». Потрясающие фотографии, отличная подборка, замечательная полиграфия. Альбом сделан с любовью, с душой. Я его листал и где-то смеялся, где-то взгрустнул, где-то поностальгировал. В общем, издание вызывает целую гамму добрых и теплых чувств.